Sedovo
Среда, 24 октября 2012 14:14

Автобиография. Дневник 1914 г.

Автор  Георгий Седов
Оцените материал
(22 голосов)
Автобиография. Дневник 1914 г.

 Господи, Благослови

Семи лет от роду я уже был работником и помощником своему отцу. Отец мой происходит из Золотоношских мещан Полтавской губернии, говорят его отец, а мой, следовательно, дед был слугой Царю, служил фельдфебелем на военной службе.

В молодости, еще парнем, отец мой (Яков Евтеевич) забрел на заработки на Черноморье, а затем и в Донскую область, где и поселился промышлять рыбу на берегу Азовского моря, на хуторе Кривая Коса. Здесь он сначала был в заброде на добычах (тянули тони неводом), а затем занялся самостоятельным рыболовством. Вскоре женился он здесь же на дивчине той же губернии, но, кажется другого уезда Натальи Степановне, которая жила в услужении у богатых людей, это моя мать. Мать, так же как и отец, забрела сюда на заработки, вместе с другими молодыми людьми, которые в описываемое время в изобилии кочевали из Малороссии к берегам Черного и Азовского морей, частью на заработки, а частью чумаковали за рыбой. 

     Родных матери я никогда не видел, так же как и родных отца, слыхал от нее, что они у нее были в Полтавской губернии. Как отец, так и мать мои, таким образом, были  настоящими малороссами. Живя долгое время среди Донских казаков, у них нравы, обычаи и даже речь несколько изменилась, в чем заметно стало влияние Донского  казачества. Таким образом, когда родился я (1877 года 21 апреля) родители мои были уже несколько фактически оказачившись, что не могло, в конце концов, не передаться нам - детям. 

      Пока мать и отец жили только вдвоем, они разделяли труд семьи пополам: отец ловил рыбу, а мать продолжала жить в услужении, да, кроме того, стирала на сторону  белье. Понятно, что мать при таких условиях вносила большую лепту в свою семью. Отец, конечно, как всякий человек со слабостями не замедлил использовать труд и  заработок матери в свою пользу. Свои деньги большую часть начал пропивать, а жил на средства матери. Мать была бессильна бороться с ним, тем более что он серьезно  запил и делал ей постоянные сцены, а временами бил, тем не менее, мать не покидала его, любила и жила вместе, следуя завету Малороссии: тот муж хорош, который тебя крепко бьет. Такое отношение отца к матери ослабило ее железное здоровье, и она с рождением первого ребенка принуждена была оставить службу у людей и как  истинная мать посвятила себя ребенку, пользуясь частью заработками отца, а частью своими случайными заработками. Одним словом с этого времени жизнь в семье переменилась. 

      Отец когда был в трезвом виде, всегда был рассудителен и добр к моей матери, к своей семье, так мне впоследствии сказывала мать. Он своими трудами построил себе  хату и приобрел лошадь с дрогами. Часто возил жену и ребенка за 7 верст к церкви в станицу Новониколаевскую. Об этих моментах жизни мать часто с удовольствием  вспоминала и нам любила рассказывать в долгие зимние ночи на печке. Но когда находил на него запой, он прекращал всякую работу и пропивал все дотла, что только  принималось в кабак. В это время семья голодала и холодала. Ночами отец приходил домой и требовал от матери ужина, но когда та говорила, что нет и негде взять, он ее  бил и на всю ночь выгонял из хаты на улицу.

      Проходил запой, отец раскаивался, брался дружно за работу и наверстывал то, что терял. Вообще говоря, мой отец был хороший человек и недюжинный работник. Умел   нас поколотить, умел и приласкать. Среди своих друзей он был известен, как непобедимый работник и драчун, прозвище он имел по деревне "Яшка Пильщик", название  это он получил потому, что впоследствии оставил рыболовство и сделался пильщиком леса не Бирже Козлова, поэтому и нас большей частью называли детьми Якова  Пильщика. 

     Фамилию Седовы почти никто не знал на хуторе кроме официальных случаев. Настоящая фамилия наша, пока мне удалось добиться, "Седый", но она мало-помалу перешла каким-то образом в "Седов". Это, вероятно, произошло потому, что среди Донского казачества эта фамилия очень распространена и потому незаметно была   навязана нам в метриках, а на основании метрических выписей эта фамилия имела место и далее. Семья у нас, в конце концов, состояла, по крайней мере, за то время  как я помню: старший брат Михаил, Иван, Мелания,  Авдотья, Василий, я, Екатерина, Мария и Анна, вместе с отцом и матерью одиннадцать душ. В настоящее время  находятся в живых Михаил, Мария и Анна, а остальные разновременно померли, отец и мать так же еще доживать свои последние годы. Обоим им уже стукнуло более  65 лет. Живут в своей старой избе на Кривой Косе, отец занимается по мере своих сил рыболовством, а мать слаба, ест готовый хлеб и хлопочет по своему маленькому  хозяйству. 

   Старик занимается рыболовством не из нужды, так как теперь уже достаточно дети ему помогают, а в силу привычки копаться в море с сетками. Брат Михаил женат на  дочери Донского казака Хлюстикова имеет одну дочь Агафью. Живет отдельно от стариков своим хозяйством там же на Кривой Косе, занимается тоже рыболовством, неграмотный. Мария и Анна своими заботами получили некоторое образование и повыходили замуж за людей не рабочего класса. Мария носит фамилию Ищенко, а Анна  чисто малороссийскую фамилию Штана. Обе они живут отдельно от стариков своих. 

     О сестрах ничего не буду говорить, так как они некоторым образом вышли из народа, скажу лишь о брате Михаиле, что это ветеран, работник с золотым сердцем и душой,  не пьет, не курит и свято отдает себя своей семье. Одно несчастье, что он вовсе не грамотный и поэтому вполне является первобытным человеком. Будь он грамотен, он  бы мог быть в высшей степени полезным общественным деятелем. Вообще брату Мише судьба не благоприятствовала, например, он имеет  на щеке большой родимый шрам, за это его зовут на хуторе "Мишка Краснощекий".

Теперь скажу о себе:

     До 14 летнего возраста я не знал грамоты. Состоял большую часть при отце, промышлял вместе с ним рыбу или уходил на поденщину в поле. Первая работа с отцом  доставила мне глубокое удовольствие, это было плавание на каюке по Азовскому морю в поисках рыбы. Этой работой я гордился и начал считать себя с этого времени  большим, несмотря на то, что мне было тогда всего лишь 7-8 лет. Иногда случалось, что эта работа была мне не под силу, тогда я как будто бы на минутку огорчался, но  проходила горячка, дело уравновешивалось, и я снова чувствовал себя высоко удовлетворенным. 

      Старался забираться среди взрослых и даже закурить папироску, но за последнее мне немедленно здорово попадало от отца, который сам не курил и строго  преследовал детей. В результате отец мной и братом Васей очень был доволен, как хорошими помощниками, Мишу же отдавал на срок в услужение и получал за него  деньги. Вася был мне искренним другом: он меня часто колотил по-братски за дурные поступки, но часто и выручал в драке с товарищами. Бывало пущусь в драку сразу с  двумя-тремя товарищами, дело так далеко заходило, что я прямо таки попадаю в опасное положение, но тут подвертывается, смотришь, Вася, и победа моментально на  нашей стороне. Но не всегда я платил признательностью Васе за его дружбу. Раз как-то он заметил, что в драке я был не прав и вместо того, чтобы защитить меня, он меня  же поколотил сам, чему враг мой от души радовался. За это угостил я его камнем в ногу, после чего он две недели хромал. За такой подвиг я получил большую головомойку  от матери, удары матери собственно не так для меня были страшны, как приготовления. То ли дело отец побьет, так бывало чувствительно. Твоя голова между отцовских  ног, и посыпались на мягкую часть хлесткие удары ремня. 

     С Мишей я жил дружно, встречались мы с ним редко, и он всегда был ласков со мной и приносил мне гостинцы. Товарищи меня боялись и считали своим атаманом.  Среди них были такие же бедняки и безграмотные, как и я, дети богатых родителей, которые даже учились в городе в гимназиях и духовных училищах.

Интеллигентные товарищи меня уважали за мою удаль и бойкость и приглашали меня к себе домой. Но зато меня всей душой ненавидели их родители, так как им было  небезызвестно с каким экземпляром они имеют дело. Интеллигентных детей я как-то невольно больше уважал, чем своего брата и , кажется, главным образом за то, что  они все грамотны и бойко читали все записки, которые находили на улице, а также бумажки от конфет. Такая близость с ними на меня, по всей вероятности, впоследствии  и подействовала в хорошую сторону. Здесь имела место зависть, ревность и прочее. В самом деле, мальчишки, которых я одной рукой колочу, умеют читать записки и на песке  пальцем писать на меня всякие пасквили, а я не умею ни того, ни другого. 

    Отец нас вскоре бросил и скрылся без вести на три года. Мать наша была в отчаянии, и мы сразу сели на голодовку. Миша зарабатывал пустяки, а я и Вася еще не могли  на стороне работать. Таким образом, мать наша, добрая, бедная матушка, несмотря на слабость своего здоровья, принуждена была ходить на поденщину в амбары  набирать мешки зерном, получая 50 коп. в сутки. Но этот заработок не мог удовлетворить самые насущные требования огромной семьи. Приходилось нам малышам  помогать матери всеми правдами и неправдами. Топлива мы никогда не покупали; днем собирали сухой навоз в поле, а ночью воровали дрова и уголь у местных торговцев  и таким образом обходились. Мать нас за хорошую добычу всегда хвалила, а мы желая угодить матери, еще с большим усердием шли за добычей, иногда даже в довольно - таки рискованное предприятие. 

      Однажды приказчик и сторож местной лесной биржи накрыли нас в то время, когда мы тащили домой большую тяжелую доску на дрова. Старший брат Вася, как более  выносливый, убежал, а я попался. Мне эти злые люди буквально оборвали уши и наделали множество синяков на всем теле. Домой я добрался с большим трудом с  окровавленными ушами. Мать это обстоятельство очень огорчило, но защиты никакой не было, "ведь у нас нет отца, мой сыночек, кто же нас защитит".

 После этого все в доме плакали и на этом кончили свое горе. Вскоре нужда снова толкнула нас на такое дело, и мы шли. Бедная мать она и не подозревала, что толкала  нас на величайший порок, посылая добывать таким путем топливо, а с другой стороны, что же ей оставалось делать, не замерзать же в холодной хате. Наступала зима. 

     Тут нас кроме холода посещал еще и голод. Есть нечего было. Мать кое-где у соседей уже успела попросить провизии, больше просить было уже стыдно, да и не давали.   И вот тут то совершается крупное событие в моем детстве: мы с Васей, видя слезы и страдания бедной матери, решаемся идти в соседнюю деревню просить милостыню.  В одно мгновение были нам сшиты торбы. Палки от собак в руки и мы с рассветом идем в путь, чтобы никто из знакомых не видел нас. Ведь засмеют потом нас. Не будет прохода на улице, между тем, как мы с братом высоко держали свой престиж среди товарищей и не позволяли никаких оскорблений по нашему адресу. 

Отдых на Азовском море. Посёлок Седово
Начало текста, напечатанного на машинке рукой Г.Я. Седова в каюте судна "Святой муч. Фока"
Отдых на Азовском море. Посёлок Седово
Обложка сборника , изданного известным новоазовским краеведом Е.В. Пригоровским, в котором впервые была опубликована автобиграфия Г.Я. Седова, присланная из архива Географического общества СССР
Отдых на Азовском море. Посёлок Седово
Оглавление сборника "Путь в бессмертие", составленного Е.В. Пригоровским
Отдых на Азовском море. Посёлок Седово
Е. В. Пригоровский, краевед из г. Новоазовска

Предыдущая Следующая »

Оцените материал
(22 голосов)

Комментарии   

Людовик
+8 #2 Людовик 30.11.2013 07:04
Между прочим, только здесь выложен этот интересный документ и все сейчас его используют. Все-таки сайт делает большое дело.
Цитировать
ВП
+18 #1 ВП 25.10.2012 12:25
Исключительно интересный документ, мало кому известный. Именно его печатал Седов в своей каюте перед выходом к полюсу. Он вспоминал перед главным делом своей жизни не что иное как свои детские годы и свою родину, свою первую любовь. Этот человек был тонким лириком, романтиком. Важно это понимать, знакомясь с ним, как личностью.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новое

Литературная страница

Горизонта огни-
Недоступная радость.
Пристегните ремни, 
Ощущая усталость.
Уезжаем надолго-
Что нам юным года,
...

Читать

Новая книга Владимира Лях

0061

Заказать

Азовская кухня

Реклама

По вопросу размещения рекламы можно обратиться через форму "Обратная связь".

Спасите детей Донбасса от украинской армии

Спасите детей Донбасса от украинской армии!

Новые комментарии

  • Е.П. Афанасьева Е.П. Афанасьева
    Многоуважаемые ветераны! Дорогие друзья! Уважаемые коллеги! От имени актива музея Арктики имени Г.Я. Седова ГБОУ школы № 336 Невского района Санкт-Петербург а примите самые искренние и сердечные ...

    Подробнее...

     
  • Сергей Буйло Сергей Буйло
    Уважаемый Владимир Петрович! С большим интересом прочитал в Интернете Ваш очерк: Лях В. «Посёлок Седово в годы ВОВ». Откуда у Вас такая удивительно подробная информация о захвате «Атомной тетради», что ...

    Подробнее...

     
  • Дормидонт Дормидонт
    А что еще можете предложить?

    Подробнее...

     
  • Дормидонт Дормидонт
    Да, материал хороший. Чувствуется, что это личные впечатления, а не интернетская жвачка.

    Подробнее...

     
  • Дормидонт Дормидонт
    [quote name="Дмитрий"] Пишут о буревестнике, а на фото Азовская креветка (бывшая Лазурь)Да просто фото для колорита.

    Подробнее...

Отдых на Азовском море