Sedovo

Михаил Алексеевич Павлов

Автор 
Оцените материал
(4 голосов)
Геолог Михаил Павлов

 Отец Михаила Алексеевича Павлова был сыном мастера "Санкт-Петербургского цеха". В 1881 г. Алексей Михайлович Павлов закончил Горный институт по первому разряду. Еще студентом, в 1880 году, женился он на дочери унтер-офицера лейб-гвардии резервного Преображенского полка девице Марии Тихоновне Нужиной. От этого брака родилось шестеро детей: четыре мальчика и две девочки.

Михаил Алексеевич Павлов родился 27 мая старого стиля (9 июня по новому) 1884 г. в селе Мариевка Бахмутского (ныне г. Артемовск) уезда Екатеринославской губернии(сейчас Днепропетровская область). Детство, отрочество и юность Михаила Алексеевича прошли в благоприятных условиях для того, чтобы из него вырос типично российский интеллигент "с геологическим уклоном". Пока отец его по служебной надобности переходил с одного места службы на другое, все более удаляясь на восток страны, семья его жила в Царском Селе у родителей Марии Тихоновны.

геолог Михаил Павлов
Павлов М.А. (крайний справа) с родителями Алексеем Михайловичем и Марией Тихоновной, братом Александром и сестрами Марией и Верой.
геолог Михаил Павлов
Участники экспедиции Г.Я. Седова. В центре сидят слева направо В.Ю. Визе, Г.Я. Седов, П.Г. Кушаков, М.А. Павлов. 1912г, Архангельск
геолог Михаил Павлов
Дом в Архангельске, где жили члены экспедиции к Северному полюсу

Вместе со своим другом по Николаевской гимназии и СПб университету Владимиром Визе Михаил Павлов участвовал в экспедиции по Лапландии и путешествии Г.Я.Седова к Северному полюсу на шхуне "Св. Фока" 1912-1914 гг. По разному сложились судьбы друзей после революции. Один (В.Ю.Визе) стал географом, орденоносцем и академиком, другой, не менее талантливый (М.А.Павлов), стал профессором геологии, но был арестован, провел 8 лет в лагерях, от истощения перестал выходить на лагерные работы, был обвинен в саботаже и расстрелян... 

В 1905 г. Михаил Алексеевич успешно завершил обучение в Царскосельской классической гимназии. По свидетельству фотографа экспедиции Г.Я. Седова к северному полюсу Н.В. Пинегина, именно в Царскосельской гимназии зародилась дружба М.А. Павлова и В.Ю. Визе, будущего члена-корреспондента АН СССР.

Участие в экспедиции на "Святом мученике Фоке" принесло молодому геологу мировую известность. На заседаниях Петербургского общества Естествоиспытателей Михаил Алексеевич выступил с двумя докладами. Первый - "О геологических работах, произведенных  на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа в экспедиции к Северному полюсу в 1912-1914 гг." Резюме по этому докладу Павлова было опубликовано в Протоколах общества и в "Геологическом вестнике".

Второй доклад назывался "О научных работах экспедиции к Северному полюсу в 1912-1914 гг." Но этими докладами далеко не были исчерпаны научные результаты всей экспедиции и личных исследований геолога М.А. Павлова. Немалая часть их так и осталась в рукописях. Так, работа "О дислокациях в ледниках Земли Франца-Иосифа" была опубликована лишь спустя семь лет уже на Дальнем Востоке.

Весь 1915 г. был посвящен обработке материалов экспедиции 1912-1914 гг. Михаил Алексеевич стал весьма известным человеком, его постоянно приглашают в различные общества, коих в Петрограде всегда было и есть великое множество, выступить с рассказами об экспедиции. Второй не менее важной задачей этого года было завершение учебы в Университете, которая затянулась уже на девять лет из-за  участия Михаила Алексеевича в приполярных и полярных экспедициях.

В 1916 г. отдел Земельного Улучшения Министерства земледелия командировал М.А. Павлова в Ферганскую область, в Наманганские горы для геологических исследований. Отчет об этих работах Михаил Алексеевич представил в 1917 г., уже работая в Перми. Вообще, 1916 г. был знаменательным в жизни М.А. Павлова. После возвращения из Ферганской области в университет он был избран ассистентом по кафедре минералогии (по рекомендации профессора А.А. Иностранцева) и откомандирован в Пермский университет на преподавательскую работу.  А 18 сентября у него родился первенец - Алесей Михайлович Павлов, полный тезка своему деду. В своей взрослой жизни А.М. Павлов стал советским инженером, изобретателем, участником Великой Отечественной войны.

В должности старшего ассистента по кафедре минералогии в Пермском университете Михаил Алексеевич проработал три неполных года, постоянно, каждый сезон,  занимаясь практической геологией. А летом 1917 г. Михаил Алексеевич по заданию университета посетил истоки реки Печоры с целью сбора петрографического материала, а также для рекогносцировки возможностей организовать в 1918 г. большую геологическую экспедицию в этот район. Из-за Гражданской войны экспедиция эта не состоялась.

геолог Михаил Павлов
Проводы экспедиции Г.Я. Седова. М.А. Павлов второй слева
геолог Михаил Павлов
Проводы экспедиции Г.Я. Седова. М.А. Павлов рядом с В.Ю. Визе
геолог Михаил Павлов
Начальник экспедиции Г. Я. Седов, механик 'Св. Фоки' И. А. Зандер, геолог М. А. Павлов, капитан Н. П. Захаров (!), ветврач П. Г. Кушаков, художник-фотограф Н. В. Пинегин, географ В. Ю. Визе

В первых числах августа 1919 г. в связи с наступлением отрядов Красной Армии было принято решение эвакуировать весь Уральский горный институт во Владивосток. Для этого понадобился почти целый железнодорожный состав. Профессора и доценты института уезжали на Восток вместе со своими семьями, везли книги, коллекции, кое-какое оборудование. Ехала на Восток и  часть студентов старших курсов.

Во Владивосток эшелон Уральского горного института прибыл в конце августа. А годом раньше во Владивостоке был открыт, правда, частным образом, первый на Дальнем Востоке технический вуз - Владивостокский высший политехникум. Приехавшие с Урала преподаватели сразу же влились в это учебное заведение. А самый знаменитый из вновь прибывших, бывший ректор Уральского горного института, профессор П.П. Веймарн занял должность ректора и одновременно исполнял обязанности декана  горного отделения. В результате Владивостокский высший политехникум стал именоваться Владивостокским политехническим  институтом (ВПИ). Михаил Алексеевич Павлов занял в новом вузе должность доцента и "зам. и.о. проф." по кафедре минералогии.

В феврале 1923 г. постановлением Дальревкома все вузы г. Владивостока были объединены в один - Государственный Дальневосточный Университет (ГДУ или Г.Д.У.). В новом вузе Михаил Алексеевич Павлов занял должность профессора по кафедре минералогии, получил квартиру и переехал из пригорода Шкотово во Владивосток.

В мае 1924 г. произошла смена руководства ДВоГК: Э.Э. Анерт эмигрировал в Маньчжурию и новым управляющим стал геолог  П.И. Полевой. Закрепившись на новом месте, Петр Игнатьевич начал делать кое-какие кадровые изменения. В приказе № 47 от 2-го января   1925 г. научный сотрудник адъюнкт-геолог М.А. Павлов получает повышение и становится геологом. Поздней осенью того же года, уже по специальному заданию Университета М.А. Павлов "экскурсировал" в Донецком угольном бассейне. Эта поездка была для него особо приятна, так как у него появилась возможность побывать на своей родине. Документального подтверждения этому факту   нет, но не вызывает сомнения, что он воспользовался случаем и побывал в своей родной Мариевке, где его произвели на свет Божий.

Еще в Петербурге друзья узнали о том, что некий (для них - "некий") капитан Седов готовит экспедицию для изучения островов Новая Земля и Земля Франца-Иосифа, но главное - для похода к Северному полюсу. Оба, и Павлов и Визе, загорелись принять  участие в этой экспедиции. Они явились к Седову и предложили свои услуги.  С комплектованием научной части экспедиции у  старшего лейтенанта Г.Я. Седова были большие сложности: в успех экспедиции почти никто не верили и желающих на два-три года лишить себя комфорта городской жизни не было. Поэтому Георгий Яковлевич охотно принял в свою команду молодых специалистов: М.А. Павлова в качестве геолога, а В.Ю. Визе - географа-геофизика. Куда как сложнее было убедить близких в необходимости принимать участие в столь рискованном предприятии. Это ведь была  первая русская экспедиция к Северному полюсу, который, между прочим, к тому времени уже был открыт американцем Робертом  Пири, хотя этот факт и воспринимался с оговорками и неоднозначно. Дело еще и в том, что Михаил Алексеевич всего год назад  как женился на Ольге Александровне Клушиной, и молодая жена никак не хотела отпускать его в эту опасную во всех отношениях экспедицию.

Участником экспедиции был также молодой художник и фотограф Николай Васильевич Пинегин. Втроем - Визе, Павлов и Пинегин - они составляли "молодежь" экспедиции, в противовес "старику" Седову, которому было аж 35 лет, но он был почти на десять лет старше каждого из них.

Впоследствии Н.В. Пинегин написал книгу "В ледяных просторах" (Ленинград, 1933), в которой рассказал об экспедиции Г.Я. Седова и о своем участии в ней. А в 1971 г. в Новосибирске вышла еще одна книга под его именем - "Георгий Седов"  (правда, самого Пинегина в это время уже не было в живых). В этой книге собран богатейший материал и даны характеристики всем участникам экспедиции. В частности о М.А. Павлове Николай Васильевич писал так: " "Более солидный, по виду настоящий доцент или профессор, а на самом деле - студент-выпускник, Павлов, оказался очень  остроязычным".

Оставив мыс Турий, Павлов и Визе прибыли в Соломбалу, что под Архангельском, где все участники экспедиции к Северному  полюсу жили в двухэтажном доме, ожидая последнего участника - радиста.   Георгий Яковлевич был по натуре новатором. Готовя  столь сложную экспедицию, он решил оснастить судно радиотелеграфом, чтобы иметь устойчивую связь с Большой землей. В то время такую оснастку имели только суда военно-морского флота. Профессия радиста была редкой, и найти такового, да еще и  согласного участвовать в долговременной экспедиции к Северному полюсу было делом непростым. Согласного пойти в такую  экспедицию Седову все же удалось найти в "недрах" военно-морского флота, с немалыми трудностями удалось выхлопотать ему  отпуск на время участия в экспедиции. С еще большими трудностями, в т. ч. и финансового порядка удалось приобрести  радиотелеграфную аппаратуру. И когда ее доставили в Архангельск и погрузили на судно, Морское министерство аннулировало отпуск радисту. Искать  ему замену уже не было времени. Бесполезную теперь аппаратуру выгрузили на берег и, таким образом,  первая русская экспедиция к Северному полюсу осталась без радиосвязи с Большой землей, то есть была "немой". Такими же немыми, к слову, были и две другие российские экспедиции, отправившиеся в этот же год и почти в полном составе погибшие.

геолог Михаил Павлов
В.Ю. Визе и М.А. Павлов на «Св. Фоке»
геолог Михаил Павлов
В кают-компании "Св. Фоки". На переднем плане М.А. Павлов
геолог Михаил Павлов
Павлов М.А. и Визе В.Ю. после двухнедельной санной экскурсии. Октябрь 1912 г.

И до, и после ухода Г.Я. Седова к Северному полюсу члены экспедиции вели интенсивные научно-исследовательские работы на  островах Новая Земля и Земля Франца-Иосифа. Все эти работы были пионерными. Все, что делал тогда геолог Павлов, имело приставку "впервые". Именно поэтому на географических картах Арктики увековечено его имя. Впервые нанесенные участниками экспедиции на карту гора и ледник на Новой Земле по сей день носят имя геолога Павлова. Его именем также названы озеро на острове Джексон и мыс на востоке острова Рудольфа Земли Франца-Иосифа.

Не только члены экспедиции понимали, участниками каких исторических событий они являются и вели дневник. Вела дневник и  жена Михаила Алексеевича Ольга Александровна. К великому сожалению оригинал этого дневника утерян. Внучка М.А. Павлова,  Лариса Алексеевна Белоусова, хранила копию сокращенного варианта этого дневника. Кто, как и из каких соображений сокращал оригинал не известно. Жаль, что утеряны живые слова Ольги Александровны, ее душевное волнение. Приведем некоторые характерные выдержки из того, что осталось.

"27 сентября 1912 г. - день начала Балканской войны . . . Вчера была телеграмма в газете, весточка от наших  путешественников. Пятерых больных отправили обратно с Новой Земли. Теперь я жду со дня на день письма от моего Мишука.  Как-то он там, здоров ли, или может перемогается, чтобы только не отправили назад, ведь он такой самолюбивый. Боже упаси,  чтобы подумали, что он не вынес!!! Еще только полтора месяца как уехали, а дальше, дальше что?

24 октября. Сегодня получила несколько известий о экспедиции. Эти дни были какой-то кошмар . . . Слухи о гибели всей экспедиции, слухи упорные . . .    Что я ни делаю, чем я ни занимаюсь, я ловлю себя на том, что все мои мысли направлены к Мише . . . Если он погибнет, то я и себя считаю виноватой в этом . . .

26 октября. Наконец-то вчера пришли вести из Норвегии, что слухи о гибели экспедиции все ложные . . .

9 ноября. Сегодня ходила к г-ну Белавенцу, секретарю по делам комитета экспедиции . . . и осталась при мнении, что бестолковщина поразительная. Понимаю Г.Я. Седова в его стремлении вырваться поскорее из рук этих господ. Они вырваться-то вырвались, а нас, жен, оставили с этой безалаберщиной . . . Знали бы наши мужья, в какую кашу попали мы, жены, и как нам  приходится околачивать пороги . . .

16 ноября . . . так и у Мишука, все, все отошло на задний план ввиду такой экспедиции. Счастлив ли только он там!?

14 декабря. Мишук по натуре такой добрый, я его когда-то звала даже "залежи добра".

4 января 1913 г. Я с м-ме Пинегиной была сегодня у м-ме Седовой; она, по-видимому, нам очень обрадовалась . . .

8 января. Вчера у меня с визитом была м-ме Седова. Разговор, как надо было предполагать, вертелся все время о наших  путешественниках.

29 января. Сегодня я прочла в газете известие из Лондона о гибели экспедиции к Южному полюсу капитана Скотта . . . и  сделалось жутко . . .

20 мая. Вчера встретила Седову в парке, заговорили, конечно, о наших . . . "Печально, - сказала она, - в Морском министерстве отказали в посылке экспедиции за ними в этом году, ссылаются на то, что это будет преждевременно . . . на  будущий год, мол, пошлем". - А Вам как кажется, - сказала я, - придут они или нет? - "Представьте себе, мне все кажется,  что вернутся.

геолог Михаил Павлов
В.Ю. Визе и М.А. Павлов в экспедиции по Новой Земле,1913г
геолог Михаил Павлов
Участники экспедиции Г.Я. Седова. М.А. Павлов крайний справа, далее Г.Я. Седов и В.Ю. Визе, 1913г
геолог Михаил Павлов
М.А. Павлов в своей каюте на «Св. Фоке»

29 июня. Сегодня есть известие, что для розыска экспедиций Седова и Русанова послано судно "Бокан". 31 января 1914 г. Вчера была на докладе об экспедиции Седова . . . Слушала внимательно и гордилась своим Мишуком. Ведь все, все ученые признали, что все научные труды всех без исключения членов экспедиции представляют огромный вклад в науку, и как-то радостно хорошо делается за Мишука.

1 августа. …мы переживаем теперь вторую отечественную войну, а Миша там ничего не знает.

20 августа. Сегодня получила телеграмму, что Миша уже в Архангельске, это значит, что через два дня он будет у нас. Я как сумасшедшая, не знаю, доживу ли я. Кажется, что счастливее меня нет человека!!!"

М.А. Павлов был музыкально одарен - он обладал абсолютным слухом, знал нотную грамоту и свободно играл на многих  музыкальных инструментах. И, кроме того, у него была великолепная, можно сказать, феноменальная музыкальная память. В те времена, как известно, магнитофонов не было, но Михаил Алексеевич, возвращаясь с концертов домой, зачастую тут же садился за пианино и легко исполнял только что услышанные им произведения. Дома у него, кроме пианино была хорошая флейта, на  которой он играл и японские мелодии. Эту флейту М.А. Павлов очень берег и никуда ее с собой не возил. А в летнее время, в  поле вырезал себе, причем весьма искусно, свирель, на которой и насвистывал любимые мелодии.

По абсолютно надуманному, шизоидному обвинению 27 октября 1932 г. коллегия ОГПУ постановила:"Павлова Михаила Алексеевича, Корон Николая Николаевича приговорить к расстрелу с заменой заключением в концлагерь сроком на десять лет, считая срок со дня ареста. Дело сдать в архив".

Практически в то же самое время во Владивостокском морском порту пришвартовался ледокольный пароход "Александр  Сибиряков" (в журналистском жаргоне просто "Сибиряков"), который только что совершил героический переход от Мурманска до Берингова пролива за один сезон. Начальником экспедиции был знаменитый Отто Юльевич Шмидт, командовал пароходом не менее  знаменитый капитан В.И. Воронин.  А вот научным руководителем экспедиции был друг и однокашник Павлова Владимир Юльевич Визе.

Визе знал, что его друг, известный полярный геолог и профессор минералогии "окопался" на Дальнем Востоке и так увлекся дальневосточной геологией, что и не помышляет о возвращении в Ленинград. Владимир Юльевич жаждал встретиться с другом, но когда по прибытии во Владивосток узнал, что профессор Павлов "сидит", тут же отказался от этой затеи. Говорят, что ему даже намекали выступить в защиту Павлова, но он сделал вид, что такого вообще не знает.

Стоит ли осуждать за это В.Ю. Визе? Не знаю. Ведь даже всесоюзный староста М.И. Калинин, как говорится, молчал в тряпочку, не рискуя выступить в защиту собственной жены. А сколько "деятелей" отказывалось от своих братьев, сестер и даже родителей, лишь бы сохранить жизнь и карьеру! Но были и противоположные примеры: академики А.Ф. Иоффе и П.Л. Капица открыто передавали посылки с продуктами ученым, сидевшим в лагерях ГУЛАГа. Естественно, рисковали, и еще как. Жена Н.В. Пинегина Елена Матвеевна, вспоминая друга своего мужа Визе сказала: "Он был с усиками. Всегда чистый, аккуратный немец". Отец Визе был из обрусевшей шведской семьи.

Люди все разные, обстоятельства у каждого исключительные, а жизнь была тяжелой и непредсказуемой. Время было такое. Жили  два закадычных друга, дружили еще с детства, вместе учились, вместе бывали в труднейших экспедициях. Один стал членом- корреспондентом АН СССР, а другой - узником ГУЛАГа. Один был дважды награжден орденом Ленина, а другого дважды приговаривали к расстрелу. Один мог хотя бы попытаться защитить друга, да не сделал этого, а другой и просить бы об этом не стал, зная, чем это грозило другу. Время было такое. Понять все можно, простить - трудно.

Сразу же после вынесения приговора отправили М.А. Павлова в ДАЛЬЛАГ НКВД, где его поставили вести геологические исследования вдоль автогужевого тракта Волочаевка - Комсомольск, - там предполагалось строительство железной дороги. В ходе этой работы М.А.Павловым было открыто месторождение марганцевых руд. Начались серьезные изыскания под его руководством. Но ко второй половине июля 1936 г. инициатива начальства ДАЛЬЛАГа относительно разведки Ванданского месторождения без какой-либо поддержки из Москвы полностью иссякла. Работы на месторождении были остановлены, а экспедиция расформирована. Заключенный Павлов писал свой последний отчет.

"Колоссальные ресурсы минерального сырья Ванданского месторождения являются базой для создания марганцевой  промышленности Дальневосточного края". По подсчетам М.А. Павлова запасы Ванданского месторождения составляют не менее семисот тысяч тонн  руды, а геологическая перспектива - два миллиона тонн (!). "Имеющиеся запасы позволяют не только удовлетворить полностью  потребности в марганце всех металлургических заводов ДВК, но и развить экспорт в тихоокеанские страны, как, например, США, где марганец является дефицитным. Но отчет зэка Павлова уже никто не читал. А зачем, раз Москва не поддерживает? Инициатива ведь наказуема. На отчете Павлова постав или гриф "секретно" и отправили в закрытые фонды до лучших времен. А 25 ноября 1936 г. в Комсомольск прибыл первый поезд, и по новой железнодорожной магистрали началось рабочее движение. Геологи больше не были  нужны и М.А. Павлова перевели на общие работы, т.е. на лесоповал (профессора геологии!). Но сил для такой работы у него уже не было. Михаил  Алексеевич быстро сдал и, практически перестал выходить на работу.  А дальше все типично: обвинение в саботаже и расстрел. И будто в насмешку за минуту до казни фотография, найденная потом в архиве УНКВД.

Нормальный ум не в состоянии понять этого театра абсурда, сонмища исполненных тупой важности "разоблачителей  вредительства", придуманного ими же. Не хочу называть фамилий мучителей Павлова, настоящих вредителей и преступников. Они недостойны  стоять рядом с именем этого замечательного, талантливого, одаренного человека, сделавшего много для своей страны, но имевшего потенциал сделать гораздо  больше. Память о геологе Михаиле Алексеевиче Павлове будет жить до тех пор, пока существуют  геологи и геология как наука, хотя стараниями некогда всесильного ведомства  нет на земле места, куда можно принести цветы на могилу этого человека.

геолог Михаил Павлов
За минуту до казни. 4 июня 1938г

Так получилось, что М.А. Павлова реабилитировали дважды, в 1957году и в 1973. Пусть эта статья хоть в небольшой степени тоже послужит этому. При ее подготовке использовались материалы с сайта К.И. Финкельштейна и присланные им фотографии из архива М.А. Павлова.

Оцените материал
(4 голосов)

Комментарии   

С300
+4 #1 С300 06.05.2013 11:22
Достойный человек, но такая трагическая судьба. Россия никогда не ценила достойных, образованных людей, если они не были лизоблюдами.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новое

Литературная страница

Новая книга Владимира Лях

0061

Заказать

Азовская кухня

Реклама

По вопросу размещения рекламы можно обратиться через форму "Обратная связь".

Спасите детей Донбасса от украинской армии

Спасите детей Донбасса от украинской армии!

Новые комментарии

  • Школа Школа
    Школьная исследовательск ая работа к 140-летию Георгия Седова в рамках всероссийского конкурса "Морская слава России" ppt-online.org/160860 (http://ppt-online.org/160860)

    Подробнее...

     
  • Дормидонт Дормидонт
    А что еще можете предложить?

    Подробнее...

     
  • Дормидонт Дормидонт
    Да, материал хороший. Чувствуется, что это личные впечатления, а не интернетская жвачка.

    Подробнее...

     
  • Дормидонт Дормидонт
    [quote name="Дмитрий"] Пишут о буревестнике, а на фото Азовская креветка (бывшая Лазурь)Да просто фото для колорита.

    Подробнее...

     
  • Дормидонт Дормидонт
    Хорошо, что готовятся. Нагрянем непременно.

    Подробнее...

Отдых на Азовском море