Sedovo
Воскресенье, 24 февраля 2013 23:29

Дневник матроса Александра Пустошного

Автор  Александр Пустошный
Оцените материал
(2 голосов)
Дневник матроса Александра Пустошного

1914 год

2 февраля. Сегодня после обычного прощания вышли с судна с тремя нартами, запряженными 24-мя собаками. Часть экипажа  провожала нас верст около 8-ми, а после них мы еще ушли версты на две и стали на ночевку. Дорога первый день была неважная.

3 февраля. Первую ночь проехали хорошо, а когда встали утром, то верх палатки весь закуржевел, а когда зажгли примус, то все высохло. Дорога была неважная, и собаки шли плохо, и мы решили выкинуть часть груза. Выбросили пару лыж, одну палку, три ветреных костюма и два кожаных ремня. Сегодня днем температура воздуха -35,2°. Часа в два дня начальник снимал аппаратом  айсберг.

4 февраля. Сегодня отошли верст пятнадцать и находимся от судна в 22 милях, температура воздуха - 35,5°. Дует легкий ветер. Дорога стояла сегодня хорошая, и мы прошли верст семнадцать. На ночевку стали в 4 часа вечера, накормили собак галетами,  попили чаю и легли спать. На ночь вчера начали ставить минимальный термометр. Вчера было - 33,7°.

5 февраля. Сегодня прошли верст около пятнадцати. Дорога до часу дня была хорошая, а под вечер стала скверная. Погода стояла пасмурная, температура воздуха ночью минимум была - 38,7°, а днем сегодня - 33,6°. Утром мы съели обычную порцию сала, 1/4  фунта на человека, и по 3 кружки какао, а вечером уже второй день попьем чаю, съедим по плитке шоколаду, да и в мешки.

6 февраля. Сегодня прошли верст около тринадцати. Дорога стала скверная, пасмурная, а к вечеру навалился туман. Температура в час дня - 34,4°, а ночью минимум показал - 33°. Вечером, когда стали на ночевку, то начальник сказал, что ему стало хуже  и он скоро идти не может. Сегодня после ужина мы долго сидели и разговаривали. В   9 часов вечера сделали наблюдения и легли в мешки. Сегодня на западе видна вода.

7 февраля. Сегодня благодаря Линнику встали в 3 часа утра, попили чаю и до 8 часов сидели около примуса. В 8 часов снялись в путь. Погода стояла скверная, дул навстречу нам ветер до четырех баллов, температура воздуха стояла - 34°, а ночью минимум показал - 40,4°. Сегодня, несмотря на сильный мороз и ветер, мы прошли то же, что и вчера - 15 верст. На ночь остановились  в 4 часа вечера, попили чаю с сухарями, съели по плитке шоколада, записали дневники, сделали наблюдения и легли спать. На ночь взяли в палатку 4-х собак, тех, которые боятся мороза - Пирата, Мальчика, Куцего и Разбойника.

8 февраля. Сегодня встали в 7 часов утра, напились чаю, съели обычную порцию сала и в 9 часов двинулись в путь. Дорога сегодня была хорошая, и мы прошли верст 15-16, несмотря на противный ветер и сильный мороз. Погода до часу дня стояла  скверная, а после часу исправилась. Температура воздуха ночью - 34°, а днем - 35°. Вечером, когда стали на ночевку, то  начальник сказал, что ему стало опять хуже. Сильная одышка замедляет наше движение на север.

9 февраля. Сегодня встали в 6 часов утра, напились какао, съели обычную порцию сала и в 9 часов двинулись в путь. С начала пути начальник шел немного впереди собак, а потом весь день ехал на второй нарте, запряженной 10 собаками. Линник  весь день шел впереди, а я управлялся со всеми 3-мя нартами. Вечером, когда стали на ночевку, то Линник достал из каяка ром, а я кормил и отпрягал собак. Погода стояла скверная, сильный туман. Температура ночью - 37,8°,а днем - 33,4°. Вечером мы все сегодня пили чай с ромом и съели по куску сала.

10 февраля. Сегодня начальник весь день ехал на второй нарте, я работал около всех трех нарт, а Линник шел впереди. Здоровье  начальника не улучшается, но он духом  не падает и все велит идти вперед. Погода сегодня стояла хорошая. Температура ночью - 37,8°, а днем - 33,5°. Несмотря на скверную погоду, мы все-таки сделали верст пятнадцать. Под вечер вышли на солончак и на ночевку стали на льду не очень надежном.

11 февраля. Сегодня встали в 7 часов утра, напились какао и двинулись в путь. Дорога была скверная, и мне до вечера  пришлось сильно поработать. Начальнику сегодня с утра было очень худо, и он оделся в полюсной костюм и весь день ехал на нарте. Ушли мы сегодня верст на четырнадцать, и то с большим трудом. Я с утра шел в валенках, а потом одел пимы и в них шел. На ночевку стали в 4 часа вечера. Я отпрягал и кормил собак, а Линник варил ужин. Перед ужином мы выпили по рюмке рома. Температура минимум - 38,8°, днем - 33,4°.

12 февраля. Сегодня с утра мы шли хорошо, а под вечер попали в непроходимые ропаки (торосы) и стали на ночевку, пройдя  за день верст пятнадцать-шестнадцать. Начальник сегодня весь день ехал на нарте в полюсном костюме и пимах. Я сегодня шел в валенках начальника и стер себе пятки. Погода стояла с утра хорошая, а под вечер поднялся ветер. Температура минимальная - 42°, а днем при 4-х баллах ветра - 34,5°.

13 февраля. Сегодня весь день искали Теплиц-бай, но его что-то еще не видно, а по карте уже должен быть и пройденное  расстояние точно подходит - 175 верст. Температура стояла сегодня -15°. Вечером сегодня, когда стали на ночевку, собаки  нашли в торосах медведя и погнали в море. Линник и начальник ходили за ним, но неудачно, и мне пришлось запрягать нарту и  ехать за начальником. Спать легли сегодня в 11 часов вечера.

14 февраля. Сегодня встали в 6 часов утра, позавтракали и двинулись в путь, дойдя до земли, которая была видна впереди нас. Мы увидели, что это не Теплиц-бай, а какие-то маленькие островки и за ними на север видна вода, и у этих островов мы  остановились в 3 часа дня. Разбили палатку, достали из каяков провизию и бутылку коньяку и по пачке папирос. В 6 часов вечера поужинали и легли спать.

15 февраля. Сегодня встали в 4 часа утра потому, что спальный мешок стал тесен и спать в нем троим неудобно, да еще  вдобавок здоровье начальника с каждым днем становится хуже и хуже. Сегодня в 8 часов утра я увидел на NO от нас землю, на которую нам нужно идти. Она находится от нас в 10 милях, но добраться до нее очень трудно, так как около нее открытая вода.  Сегодня двинулись в путь в 9 часов утра. Пройдя 11/2 версты от берега в море по направлению к земле, куда лежал наш путь, мы встретили свежий солончак и, как только на него заехали, тотчас пошли под лед. Мы с Линником остановили остальные нарты и начали выпрягать собак, а затем разломали лед, повернули нарту с каяком и вытащили нарту на хороший лед, после чего тут же разбили палатку и остались ожидать, пока окрепнет солончак, чтобы по нему можно было переправить нарты. Провизию мы не  подмочили, потому что она в каяке. Температура воздуха ночью - 31°, днем - 27°, вечером - 24,5°, в воде - 17°.

16 февраля. В воздухе туман, и мы встали сегодня в 5 часов утра, а легли в 11 часов ночи, да еще ночью выходили поправлять палатку, сорванную собаками. Ночь спали худо, потому что вой и лай собак, бегавших за черным зверем (тюлени), не  давал спать. Сегодня сильно хочется спать, да негде лечь, потому что здоровье начальника все ухудшается. Сегодня вышла половина нашего керосина, а вчера закончили 7 пудов собачьих галет, и осталось их у нас 9 пудов, а вся дорога еще впереди.  Своя провизия у нас идет аккуратно, и ее, я думаю, хватит нам на 5 месяцев. Сегодня вдали от родины под 82° северной широты  на 4-х дюймовом солончаке мы празднуем масленицу и вспоминаем каждый, как гуляют наши товарищи, а мы сидим у моря и ждем  хорошего мороза, чтоб скрепил солончак, чтобы нам двинуться на север. Сегодня у нас был праздничный обед. Мы с Линником  выпили по рюмке коньяку, съели по 1/4 фунта сала, а потом пили кофе с молоком и печеньем. После обеда мы ходили выбирать дорогу и узнали, что завтра прямо идти невозможно, а нужно идти на восток, а там переправляться к нашей земле. Когда мы пришли обратно, то достали из каяка папирос, покурили, сварили чаю, а потом стали ожидать, когда лечь спать. Начальник  сегодня выпил только одну кружку кофе да поел немного вчерашнего компота из сушеных фруктов.

17 февраля. Сегодня везли начальника на нарте в спальном мешке, и то еще в час дня разбивали палатку и оттирали ему ноги, а вечером его донесли до палатки, и тогда он в нее заполз. Вечером я тоже оттирал ему ноги. Наблюдения эти дни делаю я. Начальник сегодня, кроме двух чашек чаю, ничего не ел, а мы с Линником поели хорошо. Дорога сегодня была хорошая, собаки шли хорошо. Под вечер Линник провалился в трещину и набрал воды в сапоги. Сегодня идти было тяжелее всех прочих дней потому, что дул ветер прямо в лицо. Температура минимальная - 41,5°, днем - 35,7°.

18 февраля. Сегодня весь день лежали в палатке. Начальнику сегодня значительно стало хуже. Я выходил сегодня раз из  палатки зарывать ее снегом и кормить собак, и у меня в это время пошла носом и ртом кровь. На дворе бушевала сильная вьюга,  температура - 37°.

19 февраля. Сегодня из-за болезни начальника мы всю ночь не спали и ухаживали за ним, а более всего держали на руках  голову, растирали ноги и грудь, а когда стало светло на улице, то мы попили с Линником какао и я вышел из палатки смотреть собак, а потом скоро вышел и Линник. Он сегодня достал последний пуд керосину, и дай бог, чтобы этого хватило до Теплиц-бая. Сегодня начальник почти ничего не ел. Здоровье его с каждым днем становится все хуже и хуже.

20 февраля. Температура - 33,5°. Сегодня ночью господину начальнику стало хуже, и мы, как и вчера, всю ночь тоже не спали и попеременно то его поддерживали, то отогревали ноги около примуса. С утра попили мы с Линником какао, а господин  начальник две кружки муки «Нестле», а после завтрака я вышел на улицу смотреть собак. Я осмотрел собак, сосчитал их, и  оказалось, что две из них - Старик и Волк замерзли. После этого я отрыл из снега одну нарту, и так как у меня сильно озябли ноги, то я зашел в палатку и начал переодевать сапоги. Линник в это время держал на руках голову начальника и спрашивал, не пожелает ли он чего-нибудь поесть. Господин начальник пожелал бульону Скорикова и сказал: «Мне нужно бороться с болезнью и  есть больше, а то я весь ослаб». После этого я начал готовить бульон Скорикова, а Линник сидел около начальника. В тот  промежуток, пока варился бульон, господину начальнику несколько раз было дурно, и когда поспел бульон, то есть его никто не стал, потому что господину начальнику стало еще хуже. Линник сидел у него в головах и поддерживал голову, а я держал около  его груди примус и временами подымал его руки кверху, но эта печальная картина продолжалась недолго, и в 2 часа 40 минут господин начальник на руках у Линника отдал богу душу. Его последние слова были такими: «Ах, боже мой, боже мой, Линник, поддержи». После этого случая мы с Линником стояли на коленях и все смотрели друг на друга, ничего не говоря, но потом Линник снял шапку и перекрестился. Я сделал то же самое, после этого закрыли лицо господину начальнику чистым носовым платком и стали обсуждать, что нам делать. Так как керосин у нас на исходе, то мы обоюдно решили дойти до Теплиц-бая,  забрать там керосин и доставить по силе возможности тело господина начальника на судно. По предположению господина  начальника мы находились в 15 верстах от зимовки Абруццкого, и поэтому идти туда недалеко.

21 февраля. Температура - 33, а ночью - 35°. Всю ночь сегодня, хотя и в полюсных костюмах, но мы дрожали у тела  начальника, Линник в голове, а я у ног. Утром мы ни свет, ни заря поднялись, попили чаю, и я ушел отрывать из снега нарты,  а Линник остался размещать провизию на две нарты, так как сегодня опять замерзла собака и в третью нарту запрягать некого.  Часам к 4-м вечера мы окончили всю работу, то есть вырыли нарту, переставили палатку, вынули осторожно из спального мешка тело господина начальника, завязали его в два парусиновых мешка и положили на нарту, потом привели нарту и палатку в нормальный вид, чтобы завтра с утра рано можно было двинуться в путь. Когда мы окончили работу, то сварили себе чаю, съели по куску сала и вспоминали и жалели господина начальника. Сегодня утром Линник плакал и тосковал о смерти начальника.

22 февраля. Сегодня встали в 6 часов утра, напились какао и в 8 1/2 часов мы двумя нартами двинулись в путь. Нарта, на которой тело начальника, весит не менее 30 пудов, а вторая нарта немного легче, но зато в первую, где находилось тело,  запряжено 12 собак, а во вторую только восемь. Двигались мы медленно, и, пройдя верст 7 от места стоянки, мы снова разбили палатку на старом глетчерном льду в 300 саженях от высокого берега, на котором видно много камней. Когда мы разбили палатку, то ходили далее на север, смотреть дорогу и место, тот мыс, до которого мы шли и, по-нашему, он же и Теплиц-бай. Но, увы,  надежды наши все рухнули, когда, пройдя от палатки с версту, мы увидели солончак и далее открытую воду. Наш мыс оказался  весь в воде, и попасть к нему невозможно, ибо по льду не пройти, а у берега глетчер и внизу вода, да к тому же еще и мыс,  по рассказам начальника, не похож на тот, который нам нужен.

Убитые духом, мы вернулись в палатку, попили кофе, измерили керосин, его оказалось около 10 фунтов, и мы решили завтра же готовиться в обратный путь. Тело начальника решили предать  земле, и вечером сегодня выбрали для могилы место. Часть провизии решили выбросить и оставить только себе и собакам на полтора месяца и с одной нартой, запряженной 12-ю или 14-ю собаками, как можно скорее двигаться на судно. Вечером с согласия нас обоих старшинство по путешествию Линник взял на себя, а дело делать с обоюдного согласия, а то иначе мы можем запутаться и не попасть на судно. Сегодня вечером у нас догорел последний огарок свечи, и с сегодняшнего дня мы решили один раз в сутки варить на примусе еду.

23 февраля. Ночь стояла холодная, минимум показал - 38°, и сильная метель, так что едва только держалась палатка, несмотря на то, что она хорошо поставлена и засыпана снегом. Утром мы проснулись в 7 часов, полежали еще немного в мешке, но так как вьюга стала затихать и на воздухе стало уже светло, то мы встали из мешка, взяли в рот по 2 - 3 штуки монпансье и  вышли из палатки. Сначала мы немного согрелись, походив взад и вперед около палатки, потом принялись за работу. Но скоро мы разгрузили первую нарту, разбросали собакам много галет и роздали Скорикова бульон, а хорошую провизию сложили отдельно. После этого мы осторожно переложили тело господина начальника на пустую нарту и начали разгружать второй каяк. К 12 часам  дня мы разобрали и уложили на нарту всю провизию, какая нам понадобится, пока мы доберемся до судна.

24 февраля. Мороз стал от - 33° до - 35°. Легкий восточный ветер с туманом около земли. Солнце видно хорошо целый день. Сегодня встали около 5 часов утра. Наскоро вылезли из мешков и ходили около палатки для того, чтобы согреться, а потом взяли тело господина начальника и повезли на себе предавать земле. К 10 часам утра предали земле тело начальника, прочитали  молитвы, какие мы знали по христианскому обряду. Тело начальника положили не меньше 5-6 саженей высоты над уровнем моря и заложили камнями, в головах мы поставили крест, сделанный из лыж, а рядом, с левого боку мы положили около могилы кирку, а с правой стороны осталась нарта и топорик.  В могилу положили его, в чем он скончался. Вместо гроба - два парусиновых мешка.  Флаг полюсный мы положили в могилу. Когда окончили погребение, то взяли по три маленьких камешка в карман с могилы нашего  дорогого начальника, перекрестились и чуть не плача, со слезами на глазах двинулись к палатке. Когда пришли в палатку, то наскоро съели по куску сала, запрягли 14 собак и двинулись в обратный путь. Остальные собаки бежали без запряжки - их три  штуки. В четыре часа вечера мы разбили палатку и прошли расстояние не менее как 15 верст. Сегодня хорошо поужинали. Сварили банку гороха, прибавив к ней 1/4 фунта сала и две банки воды, потом для поминок господина начальника мы сварили компот,  выпили по кружке воды и легли спать.

25 февраля. Встали сегодня в 7 часов утра, а в 8 уже двинулись в путь. Дорога сначала стояла хорошая, но к вечеру попали в такие ропаки, что завтра не знаю, как и будем двигаться. Погода стояла скверная, сильный туман и мороз - 35 - 38°. Несмотря на все это мы двигались хорошо, и до 4-х часов вечера мы прошли верст 20, не меньше, и стали на ночевку.

26 февраля. Сегодня мы двинулись в путь в 8 S часов утра, погода стояла хорошая, температура воздуха - 35° до - 39°. С  утра дорога была ужасно скверная, а под вечер снова опять зашли в такие ропаки, что одну версту двигались около двух часов.  В 4 часа мы стали на ночевку, пройдя за день верст пятнадцать. Сегодня мне ужасно было тяжело идти, и к вечеру я еле  передвигаю ноги.

27 февраля. Сегодня мы встали в 7 часов утра, а в 8 часов уже были в дороге. Дорога была хорошая, и мы не обращали  внимания на трещины, которые нам приходилось переходить много. Погода с утра стояла тихая, но был туман, а к часу дня  поднялась такая вьюга, что нам пришлось разбить палатку. Место, где остановились на ночевку, находилось среди пролива между  зимовкой Нансена, и маленьким островом впереди нас. Остров лежит на юге, а зимовье Нансена на севере. Спальный мешок наш одинаково выглядит, что внутри, что снаружи. Он покрыт слоем льда, и этот лед не вышибешь, разве только возле огня, а его у нас мало и хотя бы хватило только согревать воду. Керосину хватит дня на два, на три, а там уже доберемся, может быть, до  судна.

28 февраля. Сегодня мы, как мученики, проворочались весь день в холодном сыром мешке. На дворе завывает ветер из  пролива и метель и туман. Около 12 часов дня мы уже больше не могли переносить мороз и принуждены были разогреться одной  банкой керосина, так как варили чай и сушили носки и оленьи чулки, а затем снова забрались в мешок.

1 марта. Сегодня исполнилось 9 дней со смерти господина начальника. Боль в моей груди сегодня меня окончательно  свалила, и когда мы собирали нарту, то я несколько раз падал без чувств, а при движении еле-еле переводил дыхание и более всего я сидел на нарте. Дорога была хорошая, и мы прошли не менее 25 верст, несмотря на то, что вечером обходили еще не замерзшую трещину. Температура воздуха - 20°. С утра показался туман, а после обеда прояснилось, но к вечеру снова затянуло все туманом. Сегодня на ужин у нас варится бульон для того, чтобы поддержать наши слабые силы, так как и Линник тоже  жалуется на одышку и слабость. Сегодня мы, наверное, последний раз пьем кипяченую воду, так как керосину осталось не более одного фунта, а расстояние до судна еще большое, да мы ничем не гарантированы от вьюг и, наверное, еще придется иметь немало горя в мерзлом и кислом мешке. Мой полюсный костюм возле воротника начал ползти, и весь он мокрый.

2 марта. Сегодня с утра была метель, а к обеду немного утихло, и мы двинулись в путь, но, пройдя версты две, снова  поднялась вьюга, и мы должны были встать на ночевку. С большим трудом поставили на сильном ветру мерзлую и твердую, как  листовое железо, палатку, накормили собак, дав им десять фунтов Скорикова бульона, так как галеты собачьи вышли уже все.  После всего этого мы забрались в палатку, сознавая, что она хотя немного, да защитит нас от ветра. Сегодня мы уже пили не горячий чай, а чуть тепленькую воду с клюквенным экстрактом, а после этого нехотя забрались в мокрый мешок. Ночью я мерз   адски, а больше всего мерзли больные пальцы у ног и вся спина. Наши полюсные костюмы мокры и издают от себя кислый и удушливый запах, что будет дальше, я не знаю, но думаю, что придется поотморозить и руки и ноги. Уже теперь часть пальцев на руках и ногах отморожена у меня и у Линника. Собаки наши тоже упали духом, да их и осталось только 14 штук, из которых половина плохи. Один Варнак не падает духом и терпеливо переносит свою участь: день в хомуте, а ночь на карауле у нарты на привязи.

3 марта. Сегодня мы прошли верст около тридцати. Дорога стояла хорошая. Температура воздуха - 35°. Керосин у нас сегодня окончился, и поэтому уже нами взяты по банке муки «Нестле» и по плитке шоколада да по кружке холодной воды.

4 марта. Сегодня у нас с утра стало закрадываться сомнение, что мы идем не ладно, и действительно к вечеру мы убедились, что попали между островами около своей зимовки. Сегодня вечером мы почти ничего не ели, а только дрожали в  палатке и забрались в одежде в мешок. Шерсть на моем полюсном костюме почти вся вылезла, и рубашки, которые на мне одеты, все мокры. Холод ужасный, палец на ноге болит адски, а ноготь уже слез с него, а тело почернело, и весь он загнил, и я боюсь, чтобы у меня не очутился Антонов огонь -ну тогда беда. Духом мы не падаем, так как у нас много патронов на тот случай, если бы мы заблудились. Мы можем еще жить охотой. Сегодня мы прошли верст 25 и остановились на ночь в 4 часа вечера, и только потому, что навалился сильный туман, и идти дальше было невозможно. Мороз стоит - 32°.

5 марта. Сегодня мы поднялись в 9 часов утра, и на дворе стояла сильная вьюга. Мы сначала закусили немного холодной  пищей, а затем, в 12 часов дня начали собираться в путь. Двинулись на SW, и, идя по проливу, мы случайно наткнулись в  3 1/2 часа вечера на арку айсберга, которую снимал начальник на фотографическую пластинку на второй день нашего путешествия. Тут мы радостно обнялись и поцеловались, поздравляя друг друга с благополучным исходом нашего печального путешествия, и тут возле арки мы разбили палатку, так как навалился сильный туман, и идти дальше было невозможно.

6 марта. Сегодня мы встали в 4 часа утра и двинулись в путь. К 9 1/2 часам утра мы были у судна, и тут мы всем товарищам и членам экспедиции рассказали свое горе, а они нам свое. У них на судне тоже 1-го марта скончался механик и  четыре человека сильно больны. Вечером сегодня Линник читал в салоне свой дневник всем членам экспедиции, а я сразу после  ужина лег спать, забравшись в малицу.

Цитируется по книге А.А. Попов, В.Н. Бесчастный "Славный сын Кривой Косы", Донецк, 2007г, стр. 194

Оцените материал
(2 голосов)
Другие материалы в этой категории: Дневник матроса Григория Линника »

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новое

Литературная страница

По Кривой по Косе
Я иду по росе
Ранним утром, души не чая.
...

Читать

Новая книга Владимира Лях

0061

Заказать

Азовская кухня

Реклама

По вопросу размещения рекламы можно обратиться через форму "Обратная связь".

Спасите детей Донбасса от украинской армии

Спасите детей Донбасса от украинской армии!

Новые комментарии

  • Е.П. Афанасьева Е.П. Афанасьева
    Многоуважаемые ветераны! Дорогие друзья! Уважаемые коллеги! От имени актива музея Арктики имени Г.Я. Седова ГБОУ школы № 336 Невского района Санкт-Петербург а примите самые искренние и сердечные ...

    Подробнее...

     
  • Сергей Буйло Сергей Буйло
    Уважаемый Владимир Петрович! С большим интересом прочитал в Интернете Ваш очерк: Лях В. «Посёлок Седово в годы ВОВ». Откуда у Вас такая удивительно подробная информация о захвате «Атомной тетради», что ...

    Подробнее...

     
  • Дормидонт Дормидонт
    А что еще можете предложить?

    Подробнее...

     
  • Дормидонт Дормидонт
    Да, материал хороший. Чувствуется, что это личные впечатления, а не интернетская жвачка.

    Подробнее...

     
  • Дормидонт Дормидонт
    [quote name="Дмитрий"] Пишут о буревестнике, а на фото Азовская креветка (бывшая Лазурь)Да просто фото для колорита.

    Подробнее...

Отдых на Азовском море